Winter 2008/2009

В последний день зимы принято подводить итоги. Но сначала вопрос. А была ли зима? Такая, которой боюсь (с морозами за 20, пронизывающими ветрами) — нет. Была (и есть пока) слякоть, мешанина всякого грязно-серого дерьма под ногами и в небе, гололед. Правда, гололедом я в полной мере «насладилась» только в предпоследний день календарной зимы. Итог — непередаваемой красоты и фактуры коленка.

Итоги парфюмерные:

Что носилось? А я помню? Я работала как лошыдь, бегала как собака, порхала как бабочка. И весь этот зоопарк в моем лице чем-то душился с утра, что-то пробовал, разнюхивал и даже записывал. Но в памяти мало что отложилось. Хорошо, что есть записи. Если верить им, то как и осенью носилось много типичного мужского. Чуть реже носилось шипровое и кожаное. Экспериментов с альдегидами было мало. Меньше, чем в прошлые зимы.

Открытия. Заново открыла для себя 24, Faubourg Hermes, Coque d`or Guerlain, Je Reviens Worth, Fleurs de The Rose Bulgare и Angelique Encens Creed. Иногда стоит возвращаться к отброшенному и отложенному.

Погружение. Этой зимой мне снова пришлось погрузиться в мир нишевой/селективной парфюмерии. Погрузиться и вынырнуть, ибо для меня там никто ничего так и не начал делать. За двумя исключениями: Invasion Barbare MDCI и Amouage Homage.  Теперь оба живут в доме и никуда от меня более не денутся.

Любовь. Можно объединить с пунктом «Удача». Моя старая любовь, Selenion Pola нашла меня. И, благодаря доброму человеку, теперь Селениона достаточное количество, чтобы не страдать.

Исследование. Еще не завершено. Выводы не записаны. Caleche Hermes такой разный и узнаваемый во всех возможных версиях и концентрациях.

Разочарование зимы. Разумеется, Guerlain. Надо объяснять почему?

А что у вас?

Amouage Ubar перевыпущен!

Хорошая новость для тех, кто давно не был и в ближайшее время не собирается в Арабские Эмираты. Распаковывайте чемодан, экономьте на билетах. Уже в этом месяце будет доступен и появится в продаже восстановленный, переработанный и упакованный в новый флакон женский Ubar от Amouage. Первая версия Убара была создана в 1995 году, когда марка Амуаж еще не была широко известна. Убар мало где продавался, последние несколько лет из продажи исчез совсем.  Убар назван в честь затерянного в аравийских песках древнего торгового города, заново открытого в 1992 году. Одним из главных доходов города был знаменитый оманский ладан. В составе возрожденного Ubar бергамот, лимон, ландыш, дамасская роза, жасмин, цивет, ваниль.

По слухам Ubar был самым арабским из всех Амуажей, самым диким, необузданным, непривычным для европейского носа. Вот так выглядел Убар раньше (тестер, в центре). Источник NowSmellThis 

Парфюм дня Amouage Homage

Еще раз убедилась — мало проб на коже запястий. некоторые тугоплавкие духи вроде Amouage Homage полностью раскрываются только в тепле. Сегодня Homage выдал мне нежнейшие мармеладные розы в довесок к масляным розам и уду. Ядовитая жасминовая стадия за шиворотом держалась считанные минуты. Думаю, за следующую неделю коллеги нас с амуажем возненавидят.

Amouage Homage

 

 
«И нашим и вашим» — очень практичная философия нишевого парфюмерного дома Amouage. Попсовые массовые компоты у них регулярно чередуются с достоверно арабскими и просто достойными ароматами.  Примером тому, вышедший почти одновременно со скучным дуэтом Lyric, аттар Amouage Homage.
Amouage Homage — это 12 мл. ядреного душистого масла по совершенно негуманной цене. Для европейского носа аттар звучит непривычно. Компоненты настолько концентрированны, что рецепторы отказываются их воспринимать. Аттар Amouage Homage — это ожог мозга.
Драгоценное розовое масло выдает в аттаре самые нижние октавы своего диапазона, где сливается в экстазе с удовым деревом, им противостоят светлый ладан и пронзительно-белый жасмин, сплавленный с цитрусовыми. Жасмину вообще тяжело пришлось в этой композиции, его, как разбойника, разрывают на части лошадьми. Жертва древней восточной казни то разваливается на ландыш, лилию и мягкую лимонную цедру, то собирается обратно в безумный, грязный, индольный жасмин.  Он как напряженная железная арматура в железобетоне держит на себе всю остальную пористую массу, придает ей динамичную форму.
Финал Amouage Homage вполне традиционный, без сюрпризов — мягкий росчерк сандала. Хотелось бы, конечно, и в базе каких-нибудь фанфар, сравнимых с кренделями, выписываемыми жасмином, но нет. Может оно и к лучшему.