Современные шипры

Вот прямо сейчас, пока мы тут сидим, в Осмотеке в Версале (общественной организации, сохраняющей запахи) специалисты готовят конференцию «100 лет шипров». Сто лет уже существует великое семейство ароматов, названных в честь Chypre Coty. Сам именинник (он появился в 1917-м) до наших дней не дотянул, но дело его живёт. Сто лет группа шипров — ароматов с удивительно крепким «скелетом», со светлым цитрусовым верхом и темным, таинственным дном, где есть дубовый мох, лабданум, пачули, преодолевает творческие и экономические кризисы, развивается и пополняется прекрасными новыми духами.

Последние лет 10 шипры были не в моде, и новое поколение парфюмерно увлеченных людей их почти не знает, но мода циклична, и шипры к нам возвращаются.

Многие в почти первозданном виде как, например, Clinique Aromatics Elixir Premier — аромат с правильными пропорциями и чистейшим звучанием. Его можно использовать как учебное пособие по шипрам, а можно просто носить с великим удовольствием, потому что он создает уникальный, присущий именно шипрам эффект «свой запах, только лучше». Обязательно добудьте и попробуйте на коже. И не откладывайте знакомство — это лимитка.

Как пример еще одного «правильного» шипра — Modern Chypre Esteban. Он не такой эмоциональный и захватывающий, но очень комфортный.

Один из самых новых современных шипров Paris Manille Carven создает другой эффект — машины времени. Он не просто напоминает великие и давно исчезнувшие великие шипры, он возвращает нас в те годы, когда эти шипры носили самые любимые женщины — наши мамы. Звучит при этом, абсолютно современно, одинаково интересно и на женской коже, и на мужской.

Подобным эффектом обладает хипповский Myths Woman Amouage, налаченный дискотечный Sheliane Detaille и, будто рожденный в рейвовом угаре конца 80-х, Risque Roja Dove.

Эти шипры гоняют нас в относительно недавние времена, от которых еще могут дома найтись клипсы, клеша или сетчатые колготки, но есть шипры по-настоящему винтажные, собранные в стилистике давно минувших эпох. Le Sillage Blanc Parfums Dusita — ода великому Bandit Robert Piguet.  Тут можно бы возразить — Бандит до сих пор выпускается, но он меньше похож на аромат великой Жермен Селье, нежели фантазия на тему, созданная Писсарой Умавиджани. «Белый шлейф» не белый, а чёрно-зелёный, горький и ярко кожаный.

Другой пример этюда на историческую тему — Roja Dove Diaghilev не скрываясь отсылает к Mitsouko Guerlain — любимым духам продюсера русских балетных сезонов Сергея Дягилева. Сама Mitsouko сейчас переживает не лучшие времена, и Diaghilev вместо неё работает классическим фруктовым шипром с сочной зеленью, персиком и розой.

Фруктовые шипры вообще оказались самой живучей группой. Их время от времени выпускали в застойные для шипров времена, и с усиленным энтузиазмом делают сейчас. Как пример, конечно же переживший несколько реформулировок, но все еще приятный персиковый джем Profumo Acqua di Parma и великое сокровище Amouage Jubilation 25. Только обратите внимание, что в концентрации eau de parfum в Юбилейном больше зелени и шипровости, а в концентрации extract бурлит горячее персиковое варенье на меду.

Этих двоих мы знаем давно, а вот Voodoo Chic HFC (Haute Fragrance Company) — прибавление в благородном семействе. Абсолютная классика жанра, но к прошлому совершенно не отсылает. Voodoo Chic по современной моде более восточный, пряный и острый. Ещё один мой любимец Duftbluten Nishane ко всему этому еще и мыльный. В нём фрукты, цветы, землица и кусочек дорогого мыла, чтобы облагородить пейзанскую дичь.

Есть среди современных шипров небольшая группа аскетично зелёных ароматов, почти без красивостей. От классики их отличает легковесность в базе, но такими они, пожалуй, понятней. Прекрасны своими золотыми бергамотными и холодными лимонными верхушками. Особенно выделяю в этой категории зелено-сливовый Que Sais-Je! Jean Patou, торжественный Golden Chypre Grossmith и скромный Aeroplane Detaille.

В самые трудные времена — в начале нулевых появились так называемые недошипры, где сильно ограниченный IFRA дубовый и еловый мох заменили пачулями. Сначала ценители плевались, потом привыкли, да и производители научились делать пачульные шипры хорошо (пачули — это теперь новый уд). Среди первых и сразу высоко задравших планку был 31 Rue Cambon Chanel. В новой концентрации edp он пестрей и слаще, чем ирисовый и перченый выпуск туалетной воды 2007-го года, но все еще интересен.

В шипрах прекрасно всё, но особенно прекрасно то, что направление живое. В нём постоянно появляется что-то, что пока никак нельзя классифицировать, но очень хочется носить. Что-то выросло из игры с компонентами. Как, например, грушевая акварель на пачульной основе Chyprissime Les Exceptions Mugler или эффектный и запоминающийся дуэт герань+пачули Patchouli intense Parfums de Nicolai. А есть шипры, получившиеся из экспериментов с формой вроде безумного и неуловимого The Afternoon of a Faun Etat Libre d’Orange, не имеющего конца и начала Tribal Arte Profumi Roma или текучего, вечно меняющегося Parfums MDCI Chypre Palatin.

Что же с классикой жанра? До наших дней сохранилось немногое. Всё ещё держит марку Sisley с Eau du Soir и Soir de Lune, не везде, но в крупных универмагах можно порыться в классике Estee Lauder и Clinique. В остальном — грусть, печаль, мерзость и запустение. Хотя есть слабая надежда, что кто-нибудь, потрясая наследием, вспомнит о прекрасных духах прошлого и вернёт их нам в обновленном, но прекрасном виде.

Предвижу множество комментариев вида «а вот есть же еще …». Наверняка есть. В моем топе шипров то, что показалось самым интересным (а мне есть с чем сравнивать). Но всего знать невозможно, поэтому если хотите что-то добавить, добавляйте.

Share

Парфюм дня нежный Chant d`Aromes Guerlain

О событиях этой и предыдущей недели я еще долго буду рассказывать — новинки, презентации, голосование жюри премии Russian FiFi Awards 2017, запуск первого нишевого бренда, произведенного в России — Cosmogony, интереснейший разговор о трендах в Symrise и выставка Интершарм. Пока же хочется просто отдохнуть и прийти в себя. Для этого мне нужна тишина и винтажные духи Guerlain.

chant d`aromes guerlain parfum

После шумной и хаотичной ниши, винтажная классика звучит чисто и звонко. Люблю и ни на что не променяю. Особенно хорош для нишевого детокса нежный и туманный Chant d`Aromes Guerlain, в винтажных духах. Он сама деликатность, сама нежность и красота.

Share

Masumi Coty

Похож » на всех овчарок сразу …». Похож на сочные фруктовые шипры L Lubin и Nuance Coty (с последним финальный аккорд почти идентичен). Похож на обжигающе холодные альдегиды и шелковую пудру Estee Estee Lauder. Отдельными короткими цитатами напоминает многое (преимущественно, хорошее) из 70-х.

Его я попробовала не первым. Не первым он для меня всегда и будет — таковы уж законы восприятия. Но многие его полюбили и любят. До сих пор помнят, что не так уж и мало для аромата массового сегмента.

Masumi Coty

Masumi Coty существует в трех ипостасях. Первую версию 1967-го года я не встречала и специально не разыскивала. Более известен перевыпуск 1976-го, когда Masumi стал безмятежной светлой мечтой с запахами цветущего сада, спелой дынькой и хипповским сандаловым дымом. В наших широтах так пахнет август, в теплых странах — сентябрь, когда цветы еще цветут, плоды поспевают, а по ночам на почве уже заморозки и не стоит сидеть на камнях — попу простудишь.

Старенький Masumi Coty можно иметь вместо L Lubin и Nuance Coty. Можно даже попытаться заменить им Estee, т.к. Masumi бюджетнее.  Но учтите, что для этого нужны духи. Вода, дезодорант Masumi и прочие его версии из 90-х пахнут иначе.

Masumi Coty 1967/1976
Бергамот, розовое дерево, дыня, ананас, фиалка, кардамон, роза, амбра, сандал, ваниль, мох, мускус. 19
Флакон из моей коллекции.

Share

Zen Shiseido (1964) — чувство прекрасного

Японское чувство прекрасного совершенно не похоже на наше. Древние японцы находили красоту даже там, где европейцам увидеть её было непросто — в выпавшем воробьином пёрышке, увядающем цветке или непроглядном свинцовом небе. Они не спорили о вкусах, у каждого был свой. Боюсь представить, как бы у них проходили конкурсы красоты и составлялись рейтинги лучших ароматов, если бы на острова не просочилась наша культура.

Просочилась она взаимно — в обе стороны примерно в 60-х. Западный мир увлекся Востоком, камасутрой и дзен-буддизмом, но тут же возникли трудности перевода. Объяснить критерии японского прекрасного на пальцах оказалось очень сложно, и в Shiseido решили, что облегчат нам задачу, создав в 1964-м аромат Zen.

Zen Shiseido

Делала Zen парфюмер Жозефин Катапано и использовала в нем идеи, которые потом пригодились ей в Fidji Guy Laroche (1966) и Norell (1968). В центре Zen она поместила хрупкий, холодный гиацинт, бергамот с его горячим солнцем под кожурой и горькую зелень, которая тут же проваливается в густую черноту амбры, дерева и сандала. Вся эта чернота клубящаяся, живая, а гиацинт наоборот — при смерти. Чтобы подчеркнуть трагичность момента, Катапано воткнула в эту икебану хризантему, вечно печальный ирис, жасмин с его встроенным призраком смерти — индолом и увядающую розу.
Черная земля готовится принять умирающие, но все еще прекрасные цветы. Воздух свеж, прозрачен и пахнет снегом.

Zen с тем же названием, но совершенно другим составом выпускали еще дважды, а несколько лет назад к какому-то юбилею перевыпустили тот в черно-золотом флаконе. Но тот был уже не тот, к сожалению, и разница эта чувствуется. Есть разница и в концентрациях. По возможности, ищите не одеколон, а духи.

Zen Shiseido 1964
Josephine Catapano
Бергамот, гальбанум, флердоранж, жасмин, роза, нарцисс, фиалка, оррис, мимоза, гиацинт, гвоздика, сандал, кедр, дуб, амбра, мускус.

Share

Organza Givenchy

Органзу я носила, но с мечтой о других духах. Другие духи (L`Eau par Kenzo) первыми купила подруга, и они ей так удивительно шли, что грех было завидовать, я и решила заменить арбузный сок с километровым шлейфом на что-то очень нарядное.
Самой нарядной в 1996 году была Organza, которая тогда только что вышла. Это сейчас она пахнет толпой лоснящихся от хайлайтера женщин в душном лифте, а 20 лет назад в ней было волшебство.

Organza Givenchy
Волшебство начиналось с флакона гениального Сержа Мансо. То ли женщина, то ли колонна греческая из матового стекла и с золотым причудливым навершием до сих пор вызывает восторг, хотя уж сколько флаконов хороших доводилось в руках держать. А платье? Все же хотели платье как у красавицы Ясмин Гаури на постере Organza. Ну и, разумеется, такую же талию и осанку в придачу.

Волшебство самого аромата было в его самоуверенности. Поражала неизбежность, с которой духи без ясного высказывания и сколько-нибудь интересного характера врезались в память. Что там было помнить? Летучая иланговая пудра, ваниль и густой сандаловый пар создавали иллюзию разгоряченного тела, жасмин с холодными белыми цветами — иллюзию полупрозрачной вуали, тубероза пьянила сладким розовым вином, а пряности не давали слипнуться. Ещё по моим наблюдениям в едп Organza отдавала горьким потом, а в духах — оставалась совершенно сухая и легче на много кило.

Вслед Органзе оглядывались. Об этом ярком, почти вульгарном аромате мечтали даже самые утонченные барышни. Утолщенные — тоже. Но это было в эпоху супермоделей и логомании, когда каждые духи становились событием, и все модницы стремились их иметь.
Стоит ли носить Organza сейчас? Да, если есть повод принарядиться. Для обычной жизни она с каждым годом всё более и более overdressed.

Все написанное верно для воды и духов не моложе 2002 года. Потом все, что попало в руки LVMH начало стремительно портиться. Чем пахнет Organza современная, я даже не знаю. Последнее, что пробовала — неплохие миллезимы ее с розой и чем-то там еще.

Organza Givenchy 1996
Sophie Labbe
Жимолость, пион, розовое дерево, тубероза, гардения, иланг, амбра, мускатный орех, ваниль, кедр.

Share

Парфюм дня Calandre Paco Rabanne

Неожиданно для себя ухватила в дождь флакон духов Calandre Paco Rabanne. Почему-то раньше всегда носила эти духи то в мороз, то весенним утром, то в плавящуюся жару. Но всегда под солнцем. И сквозь это солнце всматривалась в бликующие серебряные альдегиды, продиралась сквозь дух благородного мыла к нежным, круглым как коленочки, розовым розам. Сегодня же — вот они. Прямо сразу.

Calandre Paco Rabanne

Все хорошо. Только работать в этом благолепии как?

Share

Парфюм дня Ivoire Balmain

С ним никогда не обходишься одним днём. Это всегда погружение на неделю, а то и две. Ivoire (для меня только в духах) — это расплав благородства и чистоты. Не мыльной чистоты, не санфаянсовой свежести, а чистых мыслей. Он собирает мою внутреннюю размазню и бросает ее на самые сложные участки работы, на решение отложенных сто лет назад вопросов. Спасибо ему за это. Люблю.

Парфюм дня Ivoire Balmain

Share

Cocktail Bar Jean Patou

Если художник — новатор, то новатор во всём. Знаменитый кутюрье 20-х – 30-х годов Жан Пату первым понял, что можно неплохо заработать на специальной одежде для спорта. Он одел в удобные и модные костюмы всех богатых теннисистов, пловчих и горнолыжников на курортах Франции, Швейцарии и США.

Жан Пату изобрёл и запатентовал тюбик помады системы «лифт» (она используется, например, в серии Guerlain rouge automatique). А затем вместе с ювелирами Cartier превратил скромную косметическую принадлежность в дорогой аксессуар из золота с драгоценными камнями. Такую помаду украшали гравировкой с инициалами, носили в специальном чехле, а содержимое тюбика перезаполняли. Благо красотки в то время не были легкомысленными и годами хранили верность (нет, не мужу), а удачно подобранному оттенку.
Jean Patou Lift
Жан Пату вовремя поймал моду на загар. Съездить в отпуск на море тогда могли себе позволить очень немногие, и бронзовая кожа выдавала праздного человека из высшего общества. Чтобы загар лучше схватывался Пату предложил использовать не обычное оливковое, а специальное, ароматизированное масло Chaldee (Халдейское), названное так в честь темнокожих месопотамских красавиц. Масло продавали в комплекте с еще одним новшеством — бронзирующей пудрой в нескольких оттенках.
huile-de-chaldee-jean-patou
В 1925-м году родоначальник спортивной моды дебютировал в мире парфюмерии. Но не с одним, а сразу с тремя ароматами для женщин разных «мастей». Парфюмер Анри Алмерас создал по заказу Жана Пату цветочную композицию Amour Amour для блондинок, фруктовый шипр Que Sais-je? для смуглянок и духи с солирующей гарденией — Adieu sagesse для рыжих.

Que Sais-je?

Роскошные флаконы Baccarat в форме арки с крышкой, напоминающей ананас конструировали известные дизайнеры Луи Сюэ и Андре Марэ. Флаконы упаковывались и опечатывались вручную, затем заворачивались в особую брендированную бумагу.

Стоило это не просто дорого, а неприлично дорого даже для клиентуры Пату, которая после ужасов Первой Мировой спешила жить на полную катушку. Богатые и расточительные тоже иногда замирали над чековой книжкой, пересчитывая нули, поэтому Пату решил облегчить им процесс расставания с деньгами. В то время (а был это уже конец 1928 года, канун Великой Депрессии) в салонах кутюрье клиенткам устраивали модные показы и чайные церемонии. Перед гостями плясали и пели, не зная, как удержать и развлечь.
Жан Пату предложил покупательницам своих платьев уникальный и доселе невиданный аттракцион – парфюмерный бар.
cocktail-Patou-poster
Как в обычном баре, где подают напитки, дамы могли присесть, отдохнуть от мук выбора воланов, оборок, и цвета бисера, всласть посплетничать, а заодно сами или с помощью бармена смешать свои собственные уникальные духи.
В специальной комнате в ателье Жана Пату на улице Saint-Florentin была оборудована настоящая барная стойка с раскладывающимся шкафчиком из ярко-красного дерева — амбойна. Он назывался Grand bar. В нём хранились три основы для парфюмерных «коктейлей» — Cocktail Dry, Cocktail Sweet и Bitter Sweet и специальные добавки Angostura no. 1, Angostura no. 2 и так далее до седьмой, названные так по имени венесуэльских коктейльных биттеров.

Grand bar
В шкафчике было место для пипеток, блоттеров и градуированных пробирок, чтобы отмерять нужное количество исходных материалов. А приглашением к самостоятельному парфюмерному творчеству служил пустой флакон с этикеткой, где значилось «My own Cocktail».
Пока портные подгоняли или упаковывали очередной наряд, парфюмерный «бармен» (иногда за стойкой стоял сам Анри Алмерас) колдовал над пробирками.
Henri-Almeras-perfume-bar-Patou
Самой популярной была бодрящая, цитрусово-травяная композиция Cocktail Dry. Она выбиралась для создания утреннего аромата. Ориентальный Bitter Sweet рекомендовали для спокойных дневных духов, а насыщенный цветочный Cocktail Sweet считался базой для соблазнительного вечернего аромата.

cocktail dry jean patou
Кроме Grand bar существовали компактные варианты Petit bar и Baby bar с меньшим количеством основ и ангостур, которые клиентка могла купить и унести домой, чтобы продолжить эксперименты.
perfume-bar-Barbas
О невиданном сервисе наперебой писали газеты и журналы, но, в отличие от других изобретений Жана Пату, парфюмерная миксология не стала популярной. Возможно, потому что экономическая ситуация изменила модный рынок, и такие аттракционы для клиентов стали не нужны. Или потому, что люди не так уж хорошо знают, чего же они на самом деле хотят получить во флаконе духов. Проще купить готовое.

Как бы то ни было, парфюмерное подразделение модного дома Jean Patou даже без уникального бара быстро стало главным источником доходов и на многие годы пережило само ателье, которое прекратило своё существование в 1987-м году с уходом на вольные хлеба последнего модельера Кристиана Лакруа.
Jean Patou
В 1984-м году тогдашний штатный парфюмер дома Пату Жан Керлео перевыпустил ограниченным тиражом все знаменитые и к тому времени уже исчезнувшие довоенные ароматы Jean Patou в серии Ma Collection.

Jean Patou Ma Collection

Был среди них и Cocktail. Не один из трёх коктейлей «парфюмерного бара», а некий их собирательный образ в насыщенной, цветочно-шипровой композиции. Сейчас ни один из вариантов коктейлей не выпускается, а на сам Grand bar можно взглянуть в бутике Пату в Париже. К сожалению, только взглянуть, не смешать парфюмерный коктейль и не попробовать.

Фото: Aromablog, jeanpatouperfumes.blogspot.com и Francis Hammond (для книги A Fashionable Life Emmanuelle Polle

Share