Histoires de Parfums Edition Rare Petroleum, Ambrarem, Rosam

Коллекцию Edition Rare: Petroleum, Ambrarem и Rosam я попробовала ещё в ноябре, но сачкую с обзором до сих пор. Они уже, наверное, появились в корнере марки? Тем лучше. Сможете сами попробовать и сравнить впечатления.

А молчу я потому, что в Edition Rare ароматы абсолютно чуждой мне структуры. Есть в Histoires de Parfums духи под старину, есть классические композиции. Но Edition Rare — не тот случай. Это самая что ни на есть ниша в духе первых COMME des GARÇONS. Ароматы города 21 века, антигуманные, острые как нож, неумолимые как расписание поездов метрополитена.

Особенно меня поразил Petroleum. Так пахнет мокрый асфальт утром, только что политый из большой вонючей поливальной машины. Так пахнут сырые камни где-то высоко на перевале, где заночевал неутомимый геолог.  Так пахнут (запах сырой нефти мне незнаком) смолы и тяжелые фракции нефтепродуктов. Звучит ужасно, но нее бойтесь, нефтяником вы пахнуть не будете. Все ноты вступают одномоментно, все ассоциации вспыхивают разом как на киноэкране. Вы останетесь по другую его сторону.
Блоттер с Petroleum пахнет до сих пор, а с момента презентации прошло почти пол года.

Ambrarem понравился больше всего. Я его даже носила какое-то время. В нём тоже нефть — смола, продукт распада ириса. Ирисовая нефть медленно и сонно прогревается на коже, нехотя отдаёт каждую ноту аккорда — серо-сиреневые цветы ириса, мучнистые корешки ириса, твёрдые как дерево корешки ириса, ирис с ванильной корочкой. Ирис долгий, но не монотонный. Это вообще какой-то бенефис ириса. В Ambrarem есть все его аспекты кроме поднадоевшей уже морковки. В финале остаются тёмная смола элеми и хрустящая амбретта как в №18 Chanel.

Про Rosam мне сложно что-либо вразумительное сказать, потому что я не могу воткнуть нос в плотные востокообразные композиции. А снаружи они выглядят цельными как чугунное ядро. В составе чугуна Rosam густое розовое масло, специи и пачули. И всё это повышенной плотности и химической чистоты, будто ядро отлито из метеоритного железа.

Histoires de Parfums Edition Rare Petroleum 2011
Дерево, кожа, цивет, уд, бергамот, альдегиды, роза, амбра, пачули, белый мускус.
Ambrarem 2011
Розовый перец, элеми, ирис, уд, шафран, кастореум, ваниль, сандал и амбра.
Rosam 2011
Роза, шафран, ладан, амбра, сандал, пачули и уд

Share

Histoires de Parfums Patchouli Noir

Вот уж враки! Они — не чёрные. В Patchouli Noir нет ничего, что мы ассоциируем с чёрным цветом. Драмы — нет, густоты — нет, темноты — нет, полезных ископаемых нет, растительности — нет.

Patchouli Noir — это сухой и светлый, хлёсткий аромат в духе полынных кожаных шипров 40-х годов. Но без тяжелых нижних юбок и намёков.
Сексуальность Patchouli Noir хипповская, наглая и немного наивная как эротическая фантази первокурсницы.
Перец, пачули и мёрзлый можжевельник — это снадобье не для колдовства или приворота, а для яркости румянца.

Только однажды за время звучания сочетание нот становится напряженным, плотным древесным, почти удовым. Но — недолёт. Хотя … очень техничный и намеренный недолёт. А за кульминацией следует ровное, сбалансированное течение аромата. Достаточно долгое, особенно на волосах.

Комфортностью и чистотой звучания напомнил Oliban Keiko Mecheri. Но Patchouli Noir не в пример темпераментнее.

Patchouli Noir
Пачули, кориандр, кардамон, можжевельник, мускус, кожа, ваниль.

Share

Парфюм дня Ambrarem Edition Rare Histoire De Parfums

Ambrarem — мой фаворит из тройки Edition Rare. Приемлемый, комфортный и увлекательный именно для меня ирис. Я не люблю  кулинарные и псевдо-интеллигентские, упаднические аспекты ириса. И мыло с ароматом незрелой морковки тоже не люблю.  Мой идеальный ирис не должен пахнуть ни мылом, ни печенькой ни дохлой мышью, а … где-то посередине.

А за окном, я смотрю, зима попыталась наступить? Ветер воет, ветки стучат в окно, собаки бегут, поджав хвост. Люди не бегут — затаились.
Это я как чукча — пишу что вижу в окно. Чукча, запертый в лазарете. Продолжаю умирать и грипповать. Мерзкая температура колеблется в диапазоне 37,1 — 37,2. Как говаривали у нас в тире: «Стабильность — признак мастерства. Или ограниченности».

Share

Парфюм дня Histoires de Parfums 1740 Marquis de Sade

Я нашла старые пробирки Histoires de Parfums 5 -6-летней давности. До сегодняшнего дня дожили только мужские — 2 Казановы, 1 Жюль Верн и 1 Маркиз де Сад.

Ну что могу сказать? Маркиз очень изменился. Прежний был густой, плотный и напористый, жесткий. Преобладал кумин, черносливовый трубочный табак и хороший конский навоз. В нынешнем табак без фруктового ароматизатора, а половину базы заполняют пачули. Да, он стал комфортней и всё равно самый яркий в линейке, но … черт побери, надо поискать Маркиза в старом дизайне. Думаю, на аукционах может всплыть. Остальных ребят пока не сравнивала.

 

Вот на фото они все три и поближе

Share

Top 10 of fall 2011

От ноября остались считанные дни, осень скоро закончится. Итоги можно было бы не подводить, потому что сезонность в моем восприятии ароматов почти совсем исчезла. Посмотрите прежние осенние репортажи — повторов не будет. Я не хожу по кругу. Это не интересно, на это жалко тратить жизнь. Но за прошедшие три месяца многое пробовалось, носилось, было препарировано или прочувствовано. Надо записать, хотя бы на полях.

Всю нынешнюю осень меня будоражила жажда резких, решительных и беспощадных перемен. Вдруг откуда ни возьмись взялись силы и воля. И сила воли.
Приручила ароматы, к которым годами боялась подходить.
Приняла решение расстаться с частью коллекции, потому что это не информация более, а хлам.
Научилась в воспитательных целях смотреть на цены спекулянтов на молотке. Чтобы потом в прямом эфире сдерживать радость от приобретения какого-нибудь особенно прекрасного винтажа.

Итак, что же носилось осенью 2011 года?

В сентябре не было ни холодно ни жарко. Бабье лето не случилось. По лету обычному тосковала отчаянно — оно тоже было не очень. Сентябрьский воздух мне пах сырыми кленовыми листьями, паутиной, грушами и виноградом. Духи выбирались зелёные, золотистые, болотные или урожайные. Преимущественно, шипры. Сентябрь — время охоты и собирательства. Я тоже удачно поохотилась на аукционе, пополнила запасы и расширила представление.

Например, о Mitsouko Guerlain. Этой осенью я  добавила в коллекцию ещё два экземпляра — колонь 70-х и духи 80-х. Разные, но очень нужные.

Chant d`Aromes Guerlain ту меня теперь есть во всех концентрациях. Колонь — русалочка, духи — васнецовская Алёнушка. А для туалетки я пока сюжет и образ  не нашла. Но он тоже будет трогательный, девичий, с какой-нибудь увесистой жизненной драмой.

Femme Rochas хорошая, старая, породистая тётка. Всё-таки, поздних выпусков недостаточно, чтобы понять её.  У нас с Femme по-прежнему не любовь, а противостояние и перетягивание каната. Она очень разнообразно и непредсказуемо раскрывается на мне. Поэтому «в люди» носилась не так чтобы часто, но дома — мы с ней в изучении друг друга провели много вечеров.

L`Air du Temps nina Ricci эти духи носились, скорее, из упорства и научного интереса. на моей холодной коже они всё-таки продолжают пахнуть бабушкиным мылом.

Октябрь был сухой и холодный. О такой осени можно только мечтать. Вот только спать всё время хотелось. В октябре я пропиталась герлинадом. Тем беспощадным и беспощадно-нежным аккордом, который проникает под кожу, просачивается в кровь и легко преодолевает гемато-энцефалический барьер. Октябрь в ноябрь перешел очень плавно, я границу между ними не ощутила. Разве что, с каждым днем всё меньше солнца.

Kadine Guerlain — я не выброшу даже пустую пробирку, когда эти духи закончатся. От Kadine всегда подкашиваются ноги, даже когда ждёшь этого эффекта подготовившись. Как можно создавать такие гениальные духи всю свою жизнь, одни за другими? Не понимаю.

L`heure Bleue Guerlain — или я приручила их или они меня. Теперь это любовь, причем, полная, взаимная и безоглядная. Но тем чувствительнее я к любым изменениям предмета моей любви. Хожу в магазины, пробую современные версии и плююсь.

Eau de Cologne Du Coq Guerlain — о нём ещё, конечно, будет сказано и не раз. Это не просто одеколон, это — удивление и восторг. Конечно, чистота жанра нарушена, Du Coq очень сложен и так лихо завернут, что дух захватывает. Но, в то же время, предельно прост. Каждая нота видна, слышна, ощутима.

Liu Guerlain — это октябрь и ещё более холодный ноябрь. Liu, Chanel 22, снова Liu, Kadine, Fleur de Feu — переплетения и тонкие связи, предпосылки и предчувствия. Лиу осветил своим рассеянным светом почти целый месяц. Я находила его повсюду, убегала и возвращалась.

Sous le vent Guerlain — я ношу его редко, жестоко экономлю, трясусь над каждой каплей, но умираю и преданно люблю. Запас невосполнимый. Золотисто-зелёный луч, выстреливающий в небо даже холодным ноябрьским утром.

1740 Marquis de Sade Histoires de Parfums мог бы показаться в моем top 10 неожиданным, если не знать, что я на самом деле много пробую, разнашиваю, но пишу не обо всём. Заметок в рубрике «парфюм дня» гораздо меньше, чем тех дней в трёх месяцах каждого сезона. Не всё, что я ношу — шедевры, не всё стоит отдельного текста. Пробирку Marquis de Sade я кручу в руках целую осень и он мне уже не кажется чужим и чуждым. Единственный нишевик в топе. Так уж сложилось.

А что носили этой осенью вы?

Share

Парфюм дня Histoires de Parfums 1740 Marquis de Sade

Второй день в обновленном Маркизе де Саде. Отношение не поменялось — он интересен, непрост, и стал гораздо носибельней. В нём теперь нет Мисимовского надрыва, он просто озорник.

Кроме того, в 1740 так и не появились раздражающие современные мускусы и типичные нишевые штампы.
Мне вообще не совсем понятно это стремление нишевиков любой ценой сделать аромат необычным, эпатажным, заметным. Даже ценой комфорта носителя.
Плохо, когда создают аромат, который стремится понравиться всем. И плохо, когда о потребителе вовсе не думают. Нужна золотая середина. И в 1740 Marquis de Sade она есть.
Но к подробному сравнительному обзору я ещё вернусь.

Коллаж с сайта http://duftarchiv.de/

Share

Gérald Ghislain и Histoires de Parfums в Москве

Марка Histoires de Parfums в очередной раз пришла в Россию. На презентацию нового корнера в ЦУМе прилетел создатель парфюмерного дома — Жиральд Гилан.
Бывший повар и ресторатор всерьёз занялся парфюмерией в 2001 году. Быстро считаем в уме — марке нынче 10 лет.

Первая линейка и первая идея, которая увлекла и маэстро и любителей нишевой парфюмерии, собственно, дала название марки. В ней каждый аромат — биография исторического персонажа — Жюль Верн, Мата Хари, Казанова …
Сейчас идей больше, они не ограничиваются томиками из серии ЖЗЛ. Уже есть серия монотем — амбра, пачули, целых три туберозы, на подходе серия из трех ароматов о живой и неживой природе Edition Rare — Ambrarem, Petroleum, Rosam (первые два понравились) и пока в планах серия ароматов-стихий — Ветер, Земля, Огонь и Вода. О Пятом элементе — любви Гилану напомнила переводчица, и маэстро обещал подумать.

Вообще он обаятелен и смешлив. Дамы на презентации вздыхали «настоящий француз»!
Настоящий француз решил заявиться в России всерьёз. В магазинах будет представлена полная линейка — флаконы 120 и 60 мл. В упаковке 120 мл. теперь прячется маленький хорошенький атомайзер для сумочки. Завезена куча сэмплов. И главное — у марки очень грамотные консультанты. Это большая редкость.

На презентации несколько дам успели спросить, какой аромат он выбрал бы им. Втиснулась и я. Гилан хитро прищурился:
— если не смущает, что аромат мужской …
— не смущает, отвечаю
— тогда … 1725!
Это было неожиданно, так как я люблю (и довольно давно) 1740 Маркиза де Сада. Он у меня есть в пробирке 6-летней давности ещё с первого запуска в России этой марки. Всё не соберусь найти (и сфотографировать для неверующих, т.к. дизайн был другой) и сравнить составы. Так что сегодня я в рекомендованном аромате Giacomo Girolamo Casanova и … мне нравится. 🙂

Share

Histoires de Parfums Tubéreuse 3 (Animale)

Я уже писала, что мне показалась необычной идея парфюмера марки Histoires de Parfums Жеральда Гилана делать три туберозы вместо одной. Тем более, что Tubéreuse 1 (La Capricieuse) — получилась вовсе не туберозой. Это — страх перед туберозой. А Tubéreuse 2 (La Virginale) — очень средняя по отрасли тубероза, и главная в композиции вовсе не она, а гипертрофированная кондитерка. Тем не менее, их три эти туберозы. И пробовать надо все три.

В Tubéreuse 3 (Animale) сначала тоже ничто не предвещает классическое развитие моноцветочной композиции. Тубероза там, конечно, есть. Она обычная, составная из букета белых цветов с преобладанием металлическо-кокосных молекул. Такую туберозу вы легко найдете, например, в Carnal Flower.
Она достаточно токсична (мне от нее плохо, впрочем, как всегда), но отравление происходит медленно и постепенно.
От туберозы постоянно что-то отвлекает. Что-то давит сверху, снизу, напирает с разных сторон, прыгает перед носом и машет крыльями. Я в ней чувствую себя как фотограф на концерте. И посмотреть хочется и кадр надо поймать, зафиксировать. Но Tubéreuse 3 не фиксируется.
Я даже не возьмусь её классифицировать. За мощным стартом тяжелых древесно-пудровых, пряных и табачных нот было бы логичным развитие восточной темы. Но тут вступает и некоторое время позирует собственно цветок — очищенный от всего натурального и животного, сливочный и жирный. Потом ещё несколько инсталляций и в каждой своя тема — травы и фрукты, дерево и алкоголь, есть даже что-то шипровое с намёком на шершавую кожу.
Скучно в Tubéreuse 3 не будет. А пока вы развлекаетесь, вас медленно травят. Вредоносными лучами через розетку.
Почему Tubéreuse 3 назвали (Animale) я, кстати, не поняла. В ней не обнаружились ни индолы ни мускусы. Чистая ботаника.

Tubéreuse 3 самая замысловатая и привлекательная из трилогии, хоть и не соответствует ожиданиям. Я представляю себе как взвилась публика при слове анималь. Ведь сексуальный тестер (с) всё ещё не найден.
Это вообще странный выпуск — трилогия, но не триптих. Три самостоятельных аромата без отсылок друг к другу. Не три аспекта темы, не цепочка ассоциаций. Их объединяет одна и не самая главная в композициях нота — тубероза. Возможно, я чего-то о них не знаю или не поняла. Но пробовать было интересно.

Histoires de Parfums Tubéreuse 3 (Animale) 2009 год
Кумкват, бергамот, нероли, слива, зелень, сено, жасмин, тубероза, табак, бессмертник, дерево и ладан.

Share