Python Trussardi

Иногда что-то запоминается не благодаря, а вопреки.

Моя первая реакция на Python Trussardi — вытянутое лицо. Не так я себе представляла змею, в надушенных руках полуобнаженной циркачки, какой-нибудь Маты Хари.

Питон не вьётся вокруг тела, не скользит, не щекочет кожу и не сдавливает опасно горло. Он являет собой жестяную баночку с восковой ароматизированной субстанцией — сухие духи. Этот запах можно было бы размазывать, втирать, вбивать, разогревать, если бы были силы вынести запах восковой основы. Воск пытаются замаскировать сладкой смесью из мандарина, флёрдоранжа и коричневой начинки от конфет. Жгучие, холодные специи на фоне плотных цветов выглядят как грязь. Смолистая тёмная подкладка усиливает это впечатление.

Впрочем, нюансы в Питоне надо выискивать. В состоянии покоя он — застывшая плотная масса, ворошить которую не особенно интересно.

Python Trussardi 1999
Бергамот, слива, мандарин, шоколад, роза, жасмин, кардамон, мускатный орех, сандал, бензоин, ваниль.

Loulou Cacharel

Loulou один из тех ароматов, что вызывают у меня панику. Я чувствую, что тону в быстро карамелизующемся сиропе. Он застынет, и мне уже никогда не выбраться.

Сначала кажется, что в Loulou нет ничего, кроме расплавленного сахара. Все оттенки его вкуса, цвета, запаха на всех стадиях приготовления. Сначала сахар сырой, свежий, острый, немного пахнет жасмином и джутовым мешком. Затем, по мере нагревания в нём угадывается сливовый джем, засахаренные фиалки, миндаль, запах карамели, налипшей на деревянную лопаточку.

Ни одну ноту нельзя выхватить и представить себе отдельно от сахарного расплава, даже туберозу с илангом — яркие тропические цветы. Он уничтожает их индивидуальность ради ради результата — собранного, мощного удара.

Так ведут себя многие ароматы из 80-х, а Loulou — одна из самых ярких восьмидесятников.

Loulou Cacharel 1987
Жасмин, мимоза, апельсин, тиаре, лилия, ирис, сандал, ваниль, ладан.
Парфюмер: Jean Guichard
Дизайнер флакона: Annegret Beier

Парфюм дня Joy Jean Patou

Спасибо доброй фее, наше с Joy недоверие друг к другу случайно и неожиданно завершилось встречей и любовью.

Я много лет «присматривала» за ним на аукционе, несколько раз даже делала ставки. Но так ни разу сама и не купила. То, что мне нравилось, не слали в Россию, а с тем, против чего возражала интуиция, рисковать не хотелось. Мой новый старый маленький Джой прекрасный, увесистый, бордово-розный, жестко-жасминовый. Анималика приличная, в люди ходить можно.

Постеры с короной и мантией и слоган ему очень соответствуют. Хотя, тот Джой, который мы все, преимущественно, знаем, это Джой после серьёзной реформулировки в середине 50-х. Тогда, кстати, и убрали слоган про «самый дорогой аромат в мире.

Его потом вернули в 1987-м, интересно, по праву ли?

Иллюстрации hprints

White Silk Анна Зворыкина

Люблю, когда ароматы дышат. Сжимаются по выходе из дома в темень и сырость, разворачиваются в тепле, замыкаются и сердито косятся в душном, накуренном помещении, катаются как серферы на ветру.

Если с духами этого не происходит, мне начинает казаться, что с ними что-то не так, что мне подсунули не живое существо, а бутафорию, какой-то манекен, который не гнётся и не шевелится. Потаскайте-ка целый день манекен! Руки отвалятся. Поэтому вердикт обычно бывает суровый, не взирая ни на молодость автора или его прошлые заслуги, ни на ограниченность бюджета и давление маркетинга. Скидок я, как наша жадная торговля, практически не делаю. Максимум — 5%.

Первое, что сделали духи Анны Зворыкиной White Silk — шевельнулись в моих руках, как спящий котёнок. Тёплый, расслабленный, доверчивый, я так и несла его потом в горсти, боясь потревожить.

Долгое цитрусовое начало было всех оттенков желтого и довольно ершистое, поэтому я удивилась, что в названии белый цвет и гладкий шелк.
Затем суровые, но необходимые нероли, подготовили воображение к появлению ярких цветов. За цветы отдельное спасибо. Люблю такие плотно связанные, абстрактные букеты, из которых не хочется выдергивать отдельные стебли. Мне нравится диффузия цветка и цвета, когда жасмин вбирает в себя весь кордебалет, даже розу, а сам становится лимонным, оранжевым, леденцово-розовым и малиновым.
И уже полновесное цветочное великолепие обнял и укачал дымчатый сандал. В какой-то момент он стал приторно-сладким, ванильным, смолистым, как в Samsara Guerlain. Но Самсара неуклонно движется по навесной траектории в тёмные глубины (чем меня регулярно пугает), а в White Silk в момент кульминации вдруг снова начинают звучать цитрусовые, пусть на тон темнее первоначальных, но всё равно очень контрастные сандалу. А дальше — по спирали — снова нероли, цветы, сандал, ваниль.
В White Silk есть движение и жизнь, есть дыхание, давление и температура, в отличие от пластикового манекена современной Самсары.

White Silk Анна Зворыкина
Бергамот, лимон, нероли, османтус, ладан, роза столистная, роза турецкая отто, розовый аттар сюприм, жасмины, тубероза, розовое дерево, саднал — со2 и эфирное масло, ирис, амбретт, лабданум, ваниль.

P.S. На впечатление от аромата очень влияет знакомство с автором, поэтому поспешила всё записать, пока оно не состоялось.

Фото автора аромата.