Aleksandr Arquiste

Погиб поэт! — невольник чести …

Сначала невольник чести, потом литературоведов, хрестоматий. Теперь вот, невольник парфюмеров.

В Александре встретились и крепко обнялись все самые неприятные современные мускусы — запахи мокрой псины, сырых осклизлых камней, ржавого железа и мокрого картона. Запахи настойчивые, вездесущие, неистребимые. Многие фрагменты аромата уже знакомы нам по массовому сегменту мужской парфюмерии.

Я понимаю, что холодный январский вечер 1837 года не мог пахнуть розами и лилиями. Он пах порохом, кровью, слезами, но не псиной же! Зачем пытаться на пальцах пересказать трагедию? В связке с названием аромат звучит оскорбительно. Без имени — банально и убого.

Aleksandr Arquiste 2011
Нероли, хвоя, кожа, амбретта.

Share

Salamah attar Amouage

Очень часто нашу и редко упоминаю. Любимым, бывает, не достаются ласка и внимание. Это несправедливо, но, поверьте, слова найти  трудно, а те, что находятся, не всегда можно открыть незнакомым людям.

Salamah ласковый как дочь-подросток, которая мечтает выкрасить волосы в синий цвет. Ходит, заглядывает в глаза, ищет аргументы. В ней сохранилась детская припухлость щёк и кистей рук. Женственность уже читается, но ей пока не позволяют прорваться. Сейчас — мечта о синих волосах, растянутые майки, угловатость кузнечика, свобода и отсутствие страха перед огромным миром. Оптимизм Salamah можно было бы назвать щенячьим, но он такой заразительный!

Salamah часто называют лёгкой версией Tribute. Не могу с этим согласиться. В Salamah нет напряженности и драмы. Аромат просто очень яркий и насыщенный с первой минуты.

Сушеные пьяные от жары травы, цитрусовые масла, сладковатый  камбоджийский уд на мускусной подкладке ведут вполне узнаваемую шипровую партию, создают иллюзию раскрытия во времени, иллюзию пейзажности. Но это, конечно, не шипр. Это пока только поворот головы в сторону Франции.
Аромат сначала кажется мужским и жестким, но потом проступают  тончайшие лепестки жасмина и целый ковёр из розы таифи — сладкой, медовой, упоительной и бесстыдной.
Я ли произношу такие слова? Но тут уж ничего не попишешь. Есть напористое бесстыдство, есть огонь, есть озорство, и должно быть им название — Salamah.

Salamah attar Amouage (2011?)
Роза таифи, белый мускус, бергамот, сено, ладан, камбоджийский уд.

Share

L’Etrog Arquiste

Лулав (пальмовая ветвь), хадасса (мирт), арава (ива), этрог (сорт лимона) — четыре ритуальных предмета еврейского праздника Суккот — праздника урожая, благодарения. В последний день этого праздника заканчивается годичный цикл чтения Торы, а со следующего дня — повторение мать учения.

Это культурно-историческая подкладка аромата L’Etrog Arquiste. На лицевой стороне — исследование темы лимона во времени.
Сначала всё очень красиво, акварельно, легко и приятно. Потому что это не лимон, не лайм, а среднеарифметический несъедобный, декоративный, немного восковой цитрус с тонкой кожурой — Eau de Fleurs de Cédrat Guerlain.
Цитата буквально на 15 минут, а затем брызги, взрыв вкусов сладкого апельсина, горького апельсина, апельсиновых веток, листьев, дров и несколько крупинок сахара — Eau de Cologne du Coq Guerlain.
Тоже 15 — 20 минут прямой цитаты почти без купюр.
Следом за Герленом абзац тоже похожий на цитату, но источника в моей библиотеке нет. Мылкие зелёные, колючие и шершавые нероли, маслянистые цитрусовые с намёком на флёрдоранж и жасмин. Но цветы не успевают раскрыться во всю мощь и превращаются в ландыш с яблоком (думаю, это вариант посадки жасмина). Последняя цитата длится бесконечно, но еле слышно.

L’Etrog Arquiste несколько раз заставил меня вернуться. Заставил говорить о себе, думать и вспоминать.

Arquiste L’Etrog 2011
Пальмовые листья, ветки ивы и миртового дерева, цитрусовые

Share

Anima Dulcis Arquiste

В этом аромате мне не хватает плоти и плотности. Он ускользает, уворачивается и недоговаривает, а я догоняю и догоняю.

Чёрный шоколад, горький, твёрдый, кусковой — сырьё для экзотического варева с корицей, красным перцем, гвоздикой, ванилью. Специи будут, сахара не дождётесь. Язык такое выдержать не в состоянии, он немеет парализованный. Все удовольствия достаются носу. Но что он может? Вдыхать и выдыхать.

Как автору удалось оторвать от запаха вкус и выбросить его? Не знаю, но спасибо ему за это. Вместо вкуса, пищевых ассоциаций, вместо конфет, молока, масла, сахара на дне Anima Dulcis немножко тёмных демонов только что с адской сковородки. Или это тени так легли?

Anima Dulcis Arquiste 2011
Корица, шоколад, перец чили, ваниль.

Share

Al Shomukh Attar Amouage

Al Shomukh занимает в линейке аттаров Amouage примерно то же место, что Muscs Koublaï Khän в Serge Lutens Les Salons du Palais Royal Shiseido. Не байронический герой и не благородный разбойник, не резонёр и не прекрасный принц. Он то, что принято называть «плохой парень».

Любить плохого парня можно только запасясь изрядной порцией мазохизма. Зато скучать уж точно не придётся. Капля романтики, два фунта пламенной страсти, пол пуда дерьмового характера. Представили?

Сначала Al Shomukh травяной и дымный. Дым едкий, сухой и ароматный, будто жгут дудник, полынь, какие-то корешки и трубчатые стебли.
С первой секунды в аттаре звучит мягкий, сладкий мускус. Его много, он обволакивает и побеждает всё. Как призывная и довольно наглая улыбка красавца с узкими чёрными усиками.
Особенно опасно сочетание полыни мускуса и розы. Роза вступает сразу на большом градусе, страсть кипит так, что хочется аромат спрятать от окружающих, прикрыть, прижать, словно взлетевшую на ветру юбку. Но поздно.
И вот тут вступает уд. Без лирики и сантиментов, тяжелыми грязными сапогами прямо в нежное девичье сердце. Драма! Все рыдают…

Я слышала, что Al Shomukh сняли с производства. Очень жаль. Было бы забавно шалить время от времени, смущать окружающих.

Al Shomukh Attar Amouage
Серебряный уд, мускус, ветивер, полынь, роза таифи.

Share

Al Mas attar Amouage

Как слышится так и переводится. Алмаз. Это аттар из новых, адаптированных для современного человека, возможно даже для европейца.  В нём тщательно прикрыто всё дикое, пугающее, но аутентичное арабское. Именно поэтому он мне менее интересен.

Al Mas очень аккуратный и округлый, с первых нот обжигающий, сиропно-сладкий, в послевкусии — пряный, перчённый. Розы в меду и карамели, жасмин в меду и карамели, сандал в меду и карамели, шафран и перец в меду и карамели. Уда почти не слышно, никакого дерьма, ладана, коровьих лепёшек и мёртвых сусликов. Анималика и подложка вполне европйские, из мускуса и приятного гладкого дерева. шлейф долгий, тёплый, древесный.

Al Mas милый, спокойный и … не обязательный для ознакомления.

attars

Al Mas attar Amouage 2010
Роза, специи, шафран, амбра, мускус, сандал, уд, кедр.

Share

Opus V Library Collection Amouage

amouage-opus-v

Неделю крутила мартышкины очки, пыталась пристроить их то к уму, то к сердцу, понять, что в них сбивает с толку.

Если прежние Опусы напоминали мне яркие, но однородные кучевые облака, то Opus V — это облака слоистые. Есть ощущение, что во флакон Opus V слили три-четыре разных аромата. Слили, но не смешали, а аккуратно выложили слоями, словно ликёры Калуа, Бэйлис и Куантро в Б52. так они лежат и пахнут каждый сам по себе, не смешиваясь, и не взаимодействуя. Сводя меня с ума.

Сначала выползает столовский поднос ирис из Eau d’Ikar Sisley тонкий, немного затхлый, жирный и грязноватый. Потом ирис вдруг вонзается в позвоночник холодной, сизой, жестяной иголкой, и я узнаю  Bas de soie Serge Lutens. Всё время фоном, боковым зрением ловится живая и настоящая давленая малина с сахаром из Fruity story Фаберлик, И уже совсем фоном, краем сознания, на излёте мучает меня амброксан, коим полон Songe Pour Lui Lilly de Reve, только там он гуще и мягче.

Opus V не первый аромат с такой странной слоистой структурой и, вероятно, не последний. Мне даже кажется, что скоро их таких будет много, что это новая конструкция, новый тренд. Вот только шизофреникам от таких духов лучше держаться подальше.

Opus V Library Collection Amouage 2011
Оррис, ром, роза, жасмин, уд, цивет, дерево.

Share

Mohur Neela Vermeire Creations

mohur-neela-vermeire-creations

На Mohur будто кто-то наложил заклятье. Уже несколько раз я взмахивала руками над клавиатурой и … опускала руки.  Не могу. Слова, образы, ощущения есть, но я не могу их отпустить, не могу поделиться. Какая-то центростремительная сила удерживает их во мне.

Сложность ещё в том, что он никогда бывает одинаковым. Ровный в течение дня и довольно простой, назавтра Mohur может  быть непохожим на самого себя. Чаще всего он пахнет тёплым однопроцентным молоком с шафраном, кардамоном, сушеными розовыми бутонами и миндальной стружкой. Это не еда, это какое-то блюдо для жертвоприношений. Молоко с цветами и специями брызнут в костёр в дар богам.

А через день может не быть никаких специй, может быть тёплая кожа и пушистые волосики чумазого младенца пелёночного возраста. Сытого, сонного, пахнущего молоком и какашками (уд). Запах, который парализует и лишает воли кормящих мам. Раньше такие чудеса творил один аромат — Annam Tan Giudicelli.

Бывают дни, когда Mohur  пахнет тревожно — амбреттой, пухом, перцем и ладаном. Чёрная курица или подземные жители. Не птица, не человек.

А ещё Mohur  как хороший сорбент впитывает и подмешивает запахи окружающего мира, запах кожи и волос носителя, запахи города, метро, дома, книги в сумке, самой сумки, всего к чему прикоснёшься. И тогда можно просто сойти с ума, пытаясь понять, что же это за колдовство такое?

Mohur Neela Vermeire Creations 2012
Кардамон, кориандр, амбретта, морковь, перец, элеми, роза, жасмин, оррис, боярышник, миндальное молоко, кожа, сандал, амбра, пачули, лаосский уд, бензоин, ваниль, бобы тонка.

Share